Осень 91го. О чем молчит риддерская тайга...

111
-
Осень 91го. О чем молчит риддерская тайга...

Ушли в тайгу и не вернулись

Уфологи, исследователи, журналисты, криминалисты всех мастей уже несколько десятилетий ломают копья в яростных диспутах и спорах: что стало причиной гибели студентов, нашедших трагический упокой на Уральском перевале Дятлова? На этот счет существуют десятки версий, предположений. Но материального, вещественного доказательства они не получили. Не исключено, что когда-то в будущем занавес над этой трагической тайной будет приоткрыта. Запутанные исторические пазлы займут свои места, расставив все по порядку. 

Впрочем, сегодняшнее повествование о загадке с криминальной основой, которая коснулась и нашего города. Ровно четверть века назад. Она не менее запутанная и таинственная. Тогда на охоту оправились четверо крепких мужчин-охотников. Больше их никто не видел. Ни живыми, ни мертвыми. Что могло произойти в тайге?.. Кто причастен к бесследному исчезновению людей? На эти вопросы, при подготовке материала, как автор пытался найти ответы, беседуя со многими людьми, кому еще памятно происшествие конца минувшего века.
 

Сумбурная осень 91-го года

Близость зимы того года выдалась богатой на события. В столице некогда большого и могущественного государства — Москве — кипели политические страсти. Деля управленческие портфели, заговорщики из ГКЧП «наезжали» на инициатора перестройки Горбачева, не выпуская его с черноморской дачи в Первопрестольную. Ельцин, подражая вождю мирового пролетариата, взобравшись на бронированную машину военных, провозглашал лозунги и призывы к свободе, которые до сих пор «боком вылазят» в экономике, политическом устройстве северному соседу — России. Жители Лениногорска, будучи тогда (да и сейчас тоже) весьма далекой провинцией, жили другими интересами: как свести концы с концами при отсутствии стабильной зарплаты, пустых полках магазинов, туманной перспективы трудовых будней? Охота, бывшая до поры смуты синонимом развлечения, стала для некоторых жителей горняцкого города настоящей палочкой выручалочкой. Добытое мясо (когда легально, порой и нет) шло не только на домашний стол, но и реализовывалось через друзей, знакомых, продавцов на рынках, базарчиках за денежные знаки, теряющие день ото дня ценность в силу галопирующей инфляции. 

Удивительного в том, что четверо мужчин тогда засобирались на охоту, ничего нет. Лесник Юрий Миронов, рабочие шахт и предприятий Лениногорска Виктор Крамаров, Александр Ярох и Виктор Гончаров делали это даже не десятки, а сотни раз. Днем – выслеживание и погоня за добычей. С наступлением сумерек – одна-две ночевки под звездным куполом в горах. Затем домой. Как правило — с добычей. 

Именно все так и происходило 21 октября 1991 года. Традиционная для наших мест холодная пора тогда припозднилась. Осень мягкими мазками ночных заморозков придала пламенную алость гроздьям рябины, подкорректировала одеяния лиственниц, осин. Не обошла вниманием березы. Блаженствуя в тепле, рябчики забавной трусцой прятались при виде человека, тревожно при этом что-то вереща. 

Вряд ли тогда эта пасторальная картинка трогала души мужчин. Заботы у них были совершенно иные. В канун очередного охотничьего сезона в складчину они приобрели лицензию на отстрел главного лесного жителя – медведя. Добыть его решили в достаточно отдаленном месте — устье Попова. В верховьях Черной Убы. Сейчас это место в границах заповедника. Появляться там, да еще и с ружьем – табу. Но тогда надел был в ведении заготконторы, ее штатных охотников, до которых доводился план по добыче пушного зверя, ягод, трав, возлагался контроль за численностью обитателей таежной глуши. Именно поэтому просьба охотников совершить вояж в тайгу у специалистов заготконторы особой эйфории не вызвала. Больше – роптание. И строгий наказ тоже. 

— Если там окажетесь, — предупреждали их, — про собак забудьте. Лайки будут носиться по тайге, распугивать зверье. Вам это забава и развлечение. Для нас позже аукнется недочетами в работе. Как потом выяснится, все эти просьбы и инструкции охотники проигнорировали, пропустив наставления мимо ушей. На мощном «Урале» вчетвером, с двумя собаками, ружьями, карабинами отправились на охоту. По дороге в один конец. Навстречу неизвестности. 

Первыми через несколько дней тревогу забили, естественно, жены потерявшихся. Созваниваясь и встречаясь, они вначале по традиции дружно ругали гуляк. Позже обоснованно забили в набат. Несколько бригад, состоящих из добровольцев, охотников, друзей, сослуживцев и родственников исчезнувших мужчин отправилось в тайгу на их поиски. С твердым убеждением: наверное, что-то случилось с транспортом. Ремонтируют. Не могут выбраться. Оказалось, что все намного хуже. 

Вопросы без ответов

На пятые сутки в урочище Наздеркин ключ нашли автомобиль. В кузове — маленькая копна сена – лучший спальный мешок на природе. Здесь же подстреленный тетерев. Собаки. Одна была привязана к дереву. Другая — к подножке автомобиля. Что-либо о нахождении поблизости или поодаль людей не напоминало. Откликом на крики, выстрелы спасателей была лишь тишина заповедных мест. Более того, в ночь перед находкой грузового вездехода прошел снегопад. Холодный белоснежный ковер почти полуметровой толщины укрыл все следы, малейшие намеки, что здесь могло произойти. Разобраться куда и зачем пошли четверо готовых ко всему мужчин тогда, как, впрочем, и по сию пору, так и не удалось. Была надежда на лаек, что, возможно, они укажут путь к своим хозяевам. Тщетно. Освобожденные от ошейников четырёхлапые помощники охотников скрылись в зарослях. Позже их обнаружили на поселье Разливанка. 

«Это были опытные охотники» 

-такую характеристику пропавшим дал Николай Клиновицкий, работавший в ту бытность лесничим Лево-Убинского лесничества.

-Более того, — поведал он, в мельчайших деталях вспоминая те события: на охоту они отправились на моей машине. Ехали достаточно долго за лесозаготовителями, которые через задние зеркала «вахтовки» видели, куда свернул «Урал». Это и помогло найти тогда автомобиль. Не будь этой подсказки, поиски могли затянуться на долгие-долгие недели, если не месяцы. Из всех версий – о блуждании по горам, нападении хищников, встрече с недобрыми людьми — склоняюсь к последней. Шли они не на прогулку с сачком, ради ловли бабочек, а на медведя. С соответствующим оружием. Наши угодья – не национальный парк Серенгети в Танзании. Прайд львов не нападет, не растерзает в одночасье. Отсюда и предположение: кто-то их взял на мушку. Я не криминалист. И не милиционер. Но есть предположение, что в этом были замешаны наши соседи. С Горного Алтая. Сейчас – Республика Алтай. Когда искали ребят, встретили двух всадников с тех мест. Один постарше, второй – помоложе. Оба сетовали, что у них стал пропадать скот. Ругались на тех, кто может к этому быть причастен. Но все это, еще раз повторюсь, только мои суждения. 

Без срока давности 

— Дело об убийстве двух и более людей не имеет срока давности, — пояснил Александр Храпов, полковник полиции, бывший в 1991 году заместителем начальника городского отдела милиции. — Оно до сих пор находится на контроле. 

-Тогда, — рассказал офицер, — мы провели поистине колоссальную работу. Как пример: досконально изучили прилегающую к машине территорию. Разбив ее на квадраты, двигаясь шеренгой, искали гильзы, кровь, окурки, одежду, сломанные кусты. До сих пор благодарен городским добровольцам, которые своей настойчивостью, знаниями, инициативой давали порой образную фору нашим милиционерам-профессионалам. Чтобы найти хоть какую-то зацепку, мы отправили несколько бригад следователей в Усть-Канский и Усть-Коксинский районы Алтая. Получая при этом всяческую поддержку со стороны нынешнего главы Республики Алтай Александра Бердникова, который тогда был главой МВД. Удалось лишь узнать, что соседи неоднократно роптали на то, что кто-то опустошает капканы, поставленные охотниками. Зарится на чужой скот. Не только коров, но и лошадей. Даже породистых, с родословными документами. Но все это не стало проводником к одному из основополагающих принципов в раскрытии преступления — понятию мотивации – что стало поводом для преступления? Есть предположение, что не все свидетели, не все опрошенные были с нами искренними и откровенными. Не только за пределами страны, но и здесь, в городе. Но самое главное – не удалось обнаружить тел. Случись все по-иному — трупы нашлись — экспертиза ответила бы на массу вопросов: от чего погибли люди? Было это холодное оружие, гладкоствольное или нарезное? Использовали при нанесении травм топор, приклад или полено? Увы, тайга умеет хранить свои тайны. И нет уверенности, что в скором времени на папках уголовного дела, где собраны данные о пропаже четверых мужчин из нашего города, появится надпись: «дело расследовано и завершено. Подлежит сдаче в архив». 

Это было убийство

Не хочу обидеть родственников нелестными словами об их родных. Они до сих пор лелеют надежду, что встреча с пропавшими рано или поздно состоится. Гадалки, экстрасенсы, ясновидящие успокаивали обратившихся к ним опечаленных горем жен, матерей, отцов версией, что мужчины попали в плен к диким старателям, которые их заставляют работать в глубоких шахтах. Выдвигали версии, что во всем виноваты инопланетяне. 

Увы, реалии говорят о другом. Поясню возможным скептикам свое утверждение о том, что исчезновение охотников – не несчастный случай, а криминальное преступление. Через год с небольшим в местах, где был обнаружен «Урал», охотой промышляли двое наших горожан. В живых их сейчас нет, поэтому фамилии умерших оглашать не буду. Есть правило, нарушать которое негоже, – про ушедших в мир иной – или хорошо, или — никак. 

Со слов одного из них: споткнувшись тогда о корень могучего кедра, он едва не упал, непроизвольно глянув на вершину дерева. Достаточно высоко, среди ветвей покоился сверток. Когда таежные визитеры его достали и развернули, то обнаружили в нем ружье и карабин СКС со спиленным номером. Позже это оружие было изъято у охотоведа, жившего на Втором районе, за которым был закреплен злополучный участок лесного надела, где произошло ЧП. Выяснилось, что ружье официально числилось за одним из пропавших. Подтвердилось предположение, что и карабин был в арсенале четверки. Но доказать причастность охотоведа к убийству не удалось. Его тогда просто осудили на два года лишения свободы за незаконное хранение оружия. Вернее всего, здесь была простая человеческая алчность: находку перепродали. Даже понимая, что за ней тянется черный шлейф преступных деяний. 

Истина где-то рядом 

В конце выражу робкую надежду на продолжение повествования о последней охоте городского квартета. Наверняка кто-то из жителей Риддера знает об этой истории больше других. Утаивая по тем или иным причинам истину от остальных. Когда заговорит – не знаю. Но на это искренне надеюсь. Не ради сенсации в газете. Ради познания истины, которая где-то рядом… 

Материал опубликован с разрешения автора — Леонида Троценко

Нет комментариев. Ваш будет первым!